Artemis (artemis_r) wrote,
Artemis
artemis_r

Как было на самом деле

Комментарий Дарьи Стрельцовой
http://www.soznatelno.ru/forum/7-----/1341---.html

Узнав о том, насколько извратили в СМИ историю матери, потерявшей ребенка, превратив ее в монстра, несколько дней сидящей в интернете и читающей советы, вместо того, чтобы обратиться к врачу, что абсолютно не соответствует действительности, не могу не ответить и не рассказать о реальном ходе событий (естественно, с разрешения матери).
Родители умершей девочки живут в очень отдаленной деревне, где нет своего медпункта. Ближайший врач находится за несколько километров в медпункте в соседнем селе. Машины своей у родителей нет, т.е. это не Москва, где можно добраться до врача в поликлинике за 5-10 минут, ехать к врачу долго и далеко, и транспорта для срочных поездок у них нет.
Из средств связи у них есть только мобильный телефон и интернет только с телефона, а не со стационарного компьютера (в глухой деревне провайдеров нет), что важно для понимания дальнейших событий.
23 апреля родители были в Москве по делам и обратились к официально практикующему дипломированному гомеопату по поводу самочувствия ребенка. Девочка была осмотрена и были сделаны назначения, которым родители и следовали по возращении в деревню, периодически консультируясь с гомеопатом по телефону: «На связи с гомеопатом» (все цитаты взяты из поста мамы и комментариев к нему). Но основные симптомы в течение недели были кишечные – колики, животик (это пишу со слов матери), что, вероятно, и не дало врачу возможности поставить правильный диагноз.
В субботу, 30 апреля утром, мать написала пост в ЖЖ о плохом самочувствии дочери. Пост был написан в 8.35 утра 30 апреля. Сразу поясню для тех, кто видел скрины поста: в комментариях указано время по Гринвичу, с разницей по летнему времени, т.е. в 4 часа, а время поста в скринах намеренно или случайно не показано. Мать занималась ребенком, о чем и написала: «я вряд ли смогу отвечать сразу и на все комментарии, но читать буду. И отвечу на какие-то уточняющие вопросы, конечно» (все цитаты из поста матери). Увидев, что состояние ребенка стало ухудшаться, мать, не читая всех комментариев и не отвечая на них, помчалась к районному педиатру: «Не дочитав все полученные комментарии, мы вызвали машину и помчались в соседнее село к районному педиатру» Понадобилось время для того, чтобы вызвать машину, дождаться ее и доехать в соседнее село. В течение этого времени мать иногда выходила в интернет с мобильного телефона, а не сидя дома у компьютера. Сообщение в 9.49 утра о том, что ребенок без сил, висит на груди, было написано перед выходом из дома, последнее сообщение было написано матерью в 9.55. Все остальное время ушло на поездку к районному педиатру, которая «сказала, прослушав ребёнка, что у той воспаление нижнего сегмента левого лёгкого» и сказала, что нужна госпитализация. Это посещение зафиксировано в официальной медицинской карте. Потом родители поехали забрать документы и вещи, чтобы поехать в больницу в Москву: «После чего мы схватили нашего ребёнка, чтоб ехать в Москву. В деревню вернулись захватить какие-то необходимые вещи». После чего события развивались стремительно: «Ася перестала дышать. Муж стал делать иск.дыхание, моя мама побежала за соседями, вызвали скорую. Сосед помчал на машине с нами в реанимацию, скорая ехала навстречу и разминулась с нами». Ребенок умер около 12 часов 30 апреля. Время смерти зафиксировано официально и есть во всех документах, которые есть в правоохранительных органах. Все события произошли в течение 3-х часов! А не нескольких дней, как некоторые пытаются представить. Родители сделали все, что могли, в тех условиях, в которых они проживают, для спасения ребенка. Если бы госпитализация была бы определена районным педиатром как экстренная, то скорая помощь была бы вызвана непосредственно в медучреждение, а ребенок домой не отпущен. Следовательно, педиатр тоже не увидел крайней опасности для жизни без экстренной госпитализации, лечащий гомеопат ранее тоже не увидел опасности. Что же могли увидеть родители?
Пусть те, кто сейчас пляшет на костях и делает себе черный пиар на смерти ребенка и горе матери и отца, прочтут это и задумаются лучше о том, почему родители не бегут сразу к традиционным врачам, а лечат детей гомеопатией и другими методами. Никто не против квалифицированной адекватной медицины, когда она необходима, все равно родители обращаются к ней, страшно нарваться на неграмотного врача и пострадать от его действий. Вот и мечутся родители меж двух огней: ошибиться самим или отдать эту прерогативу медику. Два официальных врача видели ребенка, но ни один не мог предположить столь стремительного развития событий. А «лечения по интернету» не было вообще, был один-единственный пост напуганной и растерянной матери, не более того, где она отвечала чуть более часа, последние ответы писав буквально на ходу.
Теперь о том, о чем меня, собственно, и спросили в теме «как такое могло случиться?».
Объясняю. Кроме форума на сайте Сознательно.ру, где так и написано, что я акушер-гинеколог, я нигде больше не выступаю как врач. Я везде общаюсь как частное лицо с частными лицами. Мать ребенка моя давняя интернетная знакомая, моя переписка с ней не более чем общение двух знакомых по интернету, но никак не общение врача с пациентом. Там не было медицинских консультаций и лечебных рекомендаций, там было всего лишь частное мнение одного из интернет-пользователей. Здесь на форуме, при консультировании, я отвечаю не сразу, т.к. очень внимательно читаю посты, потом думаю, тщательно формулирую ответ и отвечаю, т.к. понимаю, что меня здесь воспринимают именно как врача. Мать ребенка меня как врача не воспринимала в принципе, а я ее как просящей медицинской консультации, соответственно. Именно поэтому, на ходу читая утром ее пост, я прочла его невнимательно и просто не увидела фраз про синюшность, бледность и дыхание. Как такое могло получиться, не знаю, но это факт. Покажите мне того, кто все делает идеально? Как раз, если бы я читала что-то подобное здесь, на форуме, то именно как врач я бы читала очень внимательно, вчитываясь в каждое слово, но это было написано там, где не ждут медицинских рекомендаций в принципе, для этого существуют другие ресурсы, а сообщество посвящено обмену родительским опытом. Поэтому я, по сути, отвечала на верхнюю часть поста, где мать пишет о проблемах с кишечником и кожей, что бросилось в глаза сразу. И, зная ее как очень эмоциональную женщину, написала, чтобы она успокоилась, чтобы правильно оценить ситуацию. Остальные комментарии приходили мне на почту, поэтому к посту я больше не возвращалась и не перечитывала его, а также не читала другие комментарии. И только когда мать написала в отдельном комментарии, что ребенок «Висит на груди. Покряхтывает. Серьёзная и грустная. Бледная. Ногти с синевой», который и пришел мне на почту, тогда уже я написала, что «То, что ты описала сейчас отличается от вышесказанного. Я бы показала неонатологу, чтобы послушала легкие. ИМХО, только животик такого не дает», но все это уже не имело никакого значения, как и любой из комментариев, написанных к ее посту, т.к. они все равно сразу поехали к врачу, а потом в больницу, но не успели, резкое ухудшение и смерть наступили стремительно. Не было лечения по интернету, не было консультаций, была частная переписка двух знакомых по интернету мам, отсюда и невнимательность, и соответствующий тон комментариев. Кроме моего и других ему подобных, были комментарии, в которых люди сразу обратили внимание на легочные симптомы, за что честь им и хвала, но и они никак не повлияли на ситуацию, т.к. почти все из них были написаны в то время, как родители уже ехали к врачу.
Мое мнение в интернет-сообществах – это всего лишь мнение частного лица, которое может быть каким угодно, в том числе и совершенно ошибочным. В одном из комментариев я так и написала: «ты сама подумай, что я могу на это сказать заочно по интернету? Ты мать, ты рядом, тебе виднее». Кроме того, когда пишешь ответы, всегда исходишь из здравого смысла, что если совсем все плохо, то человек не пишет в интернет, а бежит за помощью, как в принципе и получилось: при ухудшении они сразу поехали за помощью. Еще и поэтому я была не очень внимательна к посту. Поэтому не надо меня спрашивать про клятву Гиппократа (которую, кстати, сейчас в институтах не дают) и прочее. Я не выступала там как медик и абсолютно реально не увидела опасной ситуации, пропустив самые важные фразы в посте, а не то, чтобы я видела все это и спокойно предлагала ей полечиться кисломолочкой и валерьянкой. Вот если бы я была рядом и не оказала помощь, тогда можно было бы говорить о клятве и о прочих не выполненных обязанностях врача. К сожалению, и тут у меня есть печальный опыт оказания такой экстренной помощи. Отозвавшись на просьбу только что родившей женщины, после чего за эту оказанную неотложную помощь меня же и пытались осудить. Очень легко все перевернуть с ног на голову, тем более, заочно и анонимно. Очень непросто пережить то, что произошло. Я очень тяжело переживала и переживаю смерть этой девочки, больше, чем все кричащие по интернету и в СМИ вместе взятые, потому что для них это чужие люди, а для меня нет. Я очень тяжело переживаю свою ошибку и невнимательность, и я буду жить с этим всю жизнь, но обвинять меня может только мать, у которой я уже просила прощения за свою невнимательность и за то, что сразу не увидела опасной ситуации. Но все равно ни мои комментарии, даже если бы я сразу написала об опасности и враче, ни чьи-либо еще уже не могли повлиять на ситуацию в целом и спасти девочку, т.к. быстрее доехать до педиатра было просто невозможно. Родители сделали все, что могли. Кампания же в интернете, где был выдернут лишь мой комментарий из почти пяти десятков других, как с подобным мнением, так и с многочисленными советами показать ребенка врачу, совершенно абсурдна, если только не преследует иные цели, не относящиеся непосредственно к данной ситуации.
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 112 comments