February 2nd, 2014

ведьма

Продолжение про абыдно

Так вот, дефектологи в принципе не против инклюзии как таковой. В разумных пределах, конечно.
Но во-первых, эта инклюзия должна быть обеспечена. а наше государство это делать не спешит.
Есть предложение, например, платить школе за особого ребёнка сумму, до 3 раз превышающую сумму за обычного ребёнка. За обычного 120 тысяч в год, за особого - соответственно до 360.
Но это бред.
Почему? Ну вот представим себе ребёнка-аутиста в массовой школе. Вряд ли за него дадут больше удвоенной суммы (т.е. дополнительно на него будет выделено ещё 120 000). И это при самом лучшем раскладе, а так - скорее всего доплатят тысяч 50, потому что руки-ноги целы....
Этому ребёнку нужен, например, тьютор. Этот тьютор будет получать 10 тысяч в месяц?
Не смешите мои тапочки, у дефектологов тоже дети есть, и они хотят кушать.Я уже молчу про психологов, нейропсихологов и прочих спецов. Про специальные мтодические пособия и прочую хрень. Мы пока просто споткнулись на тьюторе.
И второй момент - любая инклюзия должна осуществляться с согласия родителей, а не в принудительном порядке. Именно родители должны решать, готов ли их ребёнок сейчас пойти в массу, или ему стоит пока ещё поучиться в коррекционной школе.

Кстати, кто не знает, инклюзия у нас существует. и в Москве она очень активно развивалась до прихода Собянина. У нас была очень разыитая система образования детей с ОВЗ - и коррекционные школы, и классы КРО, и школы надомного обучения, и школы здоровья, где могли учиться дети с легкими нарушениями, и школы, работающие по программам инклюзии и многое другое.
Бесплатные центры помощи детям, лекотеки.

И увы - даже эта система не могла охватить все категории детей, нуждающихся в помощи.
Например, дети с медицински обусловленными нарушениями поведения гораздо лучше компенсируются в формате школы. Но для них кроме надомного обучения вариантов не оставалось.
Дети с тяжёлой и глубокой УО - это только интернаты соц защиты.
Но это можно было бы доработать.

Сейчас же всё разрушается, Пока не трогают школы для детей с нарушениями зрения, слуха и ОДА. ЗПР и речевые -  оставшиеся школы доживают последние дни. Уже замахнулись  на школы для УО.

И понимаете =- мы-то, дефектологи, всегда себе работу найдём. И чем больше бардак в гос школах - тем выгоднее будет эта работа.
Но дети-то, что с детьми делать,а?
Buy for 20 tokens
Цепочка событий: 1. В феврвале известный депутат Саратовской облдумы от КПРФ Николай Бондаренко заявил, что готов идти по самому сложному округу, и хотел бы чтобы его соперником стал спикер Госдумы и видный единоросс Вячеслав Володин. 2.Практически сразу после этого заявления Бондаренко был…
ведьма

Сходили в Покровского

Ходили на Волшебную флейту.
Взяла билеты на себя и детей, но Ярослав не смог, и пошли с моей мамой.
Я раньше живьём видела Волшебную флейту в Сац (очень хорошая постановка, кстати, особенно с Обуховым - Зарастро). Плюс в записях переслушала всю оперу вдоль и поперёк в разных исполнениях.
И ничего такого особенного не ожидала.

Но как же это было всё невероятно!
Мне кажется, если Моцарт бы сейчас имел право голоса, он бы выбрал именно эту постановку.
Постановка именно моцартовская, это совершенно бесподобное ощущение волшебной мистери смогли передать именно они.

Во-первых, голоса. В театре специфическая кадровая политика под девизом "у нас звёзд нет". Т.е. одни и те же исполнители могут петь в хоре во второстепенных партиях и в главных партиях. И постоянно идёт ротация. Но при этом общий уровень исполнителей очень силён - определённо сильнее, чем в театрах, где на главные партии ставят звёзд.
Особенно понравились:
Зарастро - Михаил Гейне, довольно молодой бас, ему всего 33 года. От первой же ноты весь зал пробрало. Совершенно бесподобный бархат профундо!
Папагено - очень сильный баритон, Александр Полковников.В принципе, все артисты, кроме Зарастро и жрецов, которым по статусу не положено, очень много двигались и пели в движении. Папагено таки просто  пел и плясал одновременно. и его мощный баритон при этом ни разу не сорвался.
Памина - Олеся Старухина, очень красивое, чистое и мощное сопрано. Обычно эта партия как-то меркнет на фоне других роскошный партий. Но когда она  спела свою ключевую арию - зал обрыдался.
Были и некоторые казусы.
Тамино - Алексей Сулимов, обаятельнейший дядька лет 40, небольшого роста и с залысинами. Пел хорошо, но проигрывал вышеуказанной троице. Никак не тянул на "прекрасного юношу". Но я его для себя отметила и не зря, как оказалось - мне завсегдатаи сказали, что он сегодня не в голосе, а вообще - это очень замечательный и глубокий певец, и его надо обязательно послушать в "Лунном мире" Гайдна.
Моностатос - Павел Паремузов. Тенор. А партия - бас-баритон. Играл великолепно, но при пении все низы, естественно, провалились.

Второе - это то, что в этом театре используется всё пространство зала. Хор поёт на галёрке. Артисты бегают, пляшут и поют между рядами. Это создаёт ощущение причастности к мистерии. И объём. Я скудными словами пытаюсь описать то,что я услышала. наверное, у меня это не очень хорошо получается. но вот представьте - на сцене - бархатный профундо Зарастро, сзади - хор, всё это пронизывает насквозь, и обертоны, обертоны такие по залу идут...

И третье - вся эта прелесть на немецком языке. Конечно, на немецком опера звучит намного лучше, чем на русском. У меня мама сначала засомневалась по пводу Елисея - как так, 3 часа 15 минут на немецком.
Оказалось всё ещё лучше,  чем на русском. Вверху было электронное табло с субтитрами. И всё переводилось очень точно. В русском вариаанте во-первых, трудно разобрать слова. во-вторых, перевод не точен, он делается так, чтобы его хоть как-то можно было спеть.
И ребёнок с огромным удовольствием всю оперу прослушал, хотя мама его готовилась увести после антракта.

Единственный минус тетатра - маленький подъем, и если взрослому более-менее видно со всех рядов, ребёнку нужно очень тщательно подбирать места. Мы взяли билет на плохие места, но нас замечательные дамы пустили на хорошие. За что им огромное спасибо.