August 17th, 2014

ведьма

Про еду

Тут читаю некторых зарубежных товарищей...
Они пишут про какую-то другую россию.
с очередями, продуктовыми карточками и синими цыплятами на полках. кто-то сочувствует, кто-то злорадствует. В последнем особенно усердствуют граждане, которым в ближайшем будущем предстоит греться вместо отопления ритмичными прыжками и речёвками.

Так вот что скажу я вам, закусывая белорусскую грудинку помидором с соседского огорода. Слухи о ближайшей голодной смерти россиян сильно преувеличены.
Наши магазины полны еды. Причём, наших поставщиков уже ловили на том, что они норвежскую сёмгу переделывают в дальневосточную, а польские яблоки в аргентинские.
Потому что многие россияне для себя ввели собственные "санкции"и по убежжедниям не покупают товары стран санкционного списка.
Мы с нетерпением ждём чилийской и эквадорской рыбы вввместо опостылевшей сёмги.аргентинский фруктов и говядины.
Ну и... есть надежда на возрождение нашего производителя.
Да, нам какое-то время придётся пережить без рокфора, хамона и пармской ветчины.
но поверьте - мы это переживём как-нибудь.
Иными словами - У НАС ВСЁ ХОРОШО.
ведьма

Если Навального посадят в тюрьму,

Оригинал взят у deligent в Если Навального посадят в тюрьму,
Оригинал взят у borisakunin в Если Навального посадят в тюрьму,
Россия попадет в колею, выбраться из которой уже не сможет вплоть до конечного пункта. Называться эта станция будет «Площадь Революции».
     Мы один раз уже встали было на эти тупиковые рельсы - 24 сентября 2011 года. Я тогда цитировал здесь, в блоге, статью из «Нью-Йорк таймс»: «В этом месяце стартовала следующая русская революция. Пройдет еще двадцать, тридцать или даже сорок лет, прежде чем российский народ выйдет на улицы, чтобы сбросить своего диктатора – срок будет зависеть прежде всего от цен на нефть, - но начиная с 24 сентября наиболее вероятной дорогой России в среднесрочном будущем становится не эволюция, а революция».
     Потом в декабре каким-то чудом мы с этой фатальной трассы соскочили, а теперь вернемся снова, при еще более мрачных обстоятельствах, на фоне репрессий и посадок, а значит, революция произойдет не через двадцать лет – много раньше.

     Это не художественное преувеличение и не крики «Волк! Волк!». Это логическая цепь.

     Если Навального посадят, со стопроцентной вероятностью посадят и арестантов по «делу 6 мая». И на этом, можете быть уверены, не остановятся. Потому что, сказав «а» и «б», будут вынуждены пройти весь этот алфавит до конца.

     Если Навального посадят, рухнет идея центризма, которую все эти полтора года отстаивали люди вроде меня. Нам останется только заткнуться. Окажется, что правы были те, кто с пеной у рта убеждал нас: с путинским режимом в легальную политику играть нельзя, белыми ленточками и светлыми улыбками эту тучу не прогонишь.
     «Центризм» - понятие очень широкое. Оно объединяет всех, кто хочет постепенного, нешокового перехода к демократии: от припутинских Кудрина-Прохорова на одном фланге до радикального Навального на другом, а «люди вроде меня» где-то посередине.
     Да, Алексей Навальный тоже из «центристов». Несмотря на всю свою митинговую риторику, он хотел не сломать государственный строй, а очистить его от коррупции; собирался не штурмовать Кремль, а участвовать в выборах. Это позиция реформатора, не революционера. Тюремный срок Навального будет равнозначен поражению самой идеи ненасильственного обновления.
     Путинский режим все равно долго не простоит, потому что в современном мире автократическая модель управления архаична и катастрофически неэффективна. Только не будет мирной отставки после проигранных выборов. Будет свержение правительства. С треском, грохотом и, очень возможно, с брызгами крови. В результате к власти придет кто-то, способный через эту кровь переступить. Возможно, тот же Навальный, только не нынешний, а ожесточенный тюрьмой.

     Если Навального посадят, мейнстримом оппозиции неминуемо станут революционеры. И это будет не безобидный фигляр Лимонов и не сердитые интеллигенты Каспаров с Пионтковским. Появятся новые лидеры, новые методы борьбы. Главным лозунгом станет непримиримость: «Или мы их – или они нас».
     Что касается «центристов», то они разделятся на две группы.  Одна присоединится к «революционерам», другая пополнит ряды путинистов (до первого грома, разумеется).
     «Люди вроде меня» не примкнут ни к тем, ни к этим. К путинистам – понятно почему. От них смердит. Но и к революции никого призывать мы тоже не станем. Потому что ясно понимаем: призывать будем мы, а под дубинки и, может быть, пули пойдут молодые.
     Ладно, не в «людях вроде меня» дело. Как мы помелькали полтора года в политических, «не своих» новостях, так и перестанем. С облегчением вернемся к привычной и любимой работе.
     Хотя нет, не будет никакого облегчения. Будет горечь и чувство вины, что мы попытались остановить беду - и не сумели. Только об этом в последнее время и думаю.

     Если всё произойдет так (а посадят Навального – обязательно произойдет), то впереди нас с вами – всех – ожидает именно это: Беда.
     А на Рублевке маленький человек плавает в большом бассейне и играет с большими собаками, упивается своим величием, думает, что будет жить вечно. И ни черта не видит, не слышит, не понимает.

ведьма

Избиение Шендеровича

Я, если говорить честно,  в шоке.
Я терпеть не могу Шендеровича.
но я не понимаю, как можно толпе амбалов избить одного дядьку предпенсионного возраста и потом этим гордиться!
Читаю от наших: гы-гы, правильно сделали, а то он про Украину говорил?
Да еп вашу мать, какая разница, что он говорил про Украину?
Важно, что наши "патриоты" показали, что они ничем не отличаются от Ляшко, который пытал старика с пакетом на голове.
ведьма

Качественное исследование среди жителей Новороссии

Загорелась идеей Навального исследовать мнения жителей новрорссии.
Но если навальный пытался пойти традиционным путём ( количественный телефонный опрос), то я впомнила классиков. Есть исследования документов (интернет-дневник можно приравнять к документу). Есть качественные исследования, когда опрашивают небольшую группу лиц и выявляют мнения и тенденции.
Я решила сделать качественное документальное исслдедование, основываясь на данных отобранных мной ЖЖ.

Отбор журналов происходит следующим образом:
1. Журнал должен вестись несколько лет.
2. Журнал должен содержать какую-то личную информацию - - не только аналитические выкладки и перепечатки статей, но и информацию про мужей-жён, детей, кошечек, хобби - т.е. должен быть "живым", а не блогом для высказывания политической позиции.
3. Из журнала должно быть ясно, что его автор находится на территории ДЛН/ЛНР, либо на "освобождённой" территории, либо уехал сильно после начала событий. т.е. нужны очевидцы.
4. Отсеиваются журналы, написанные с преобладанием мата и неконвективной лексики, ругательств, истерик. Грубо говоря - явные неадекваты.

Пока что изучала журналы из городов Донецк (5), Славянск (3), Луганск (4).

Предварительно - ситуация  следующая.

В Донецке и Славянске подавляющее большинство авторов крайне негативно относятся к киевской власти. Отношение к ополченцам не восторженное, но скорее нейтральное.
В целом тон публикаций очень сдержанный. В основном = констатация фактов. "Сегодня юлмбили такой-то район". Показ фото и видео. Разбор фейков (в основном - украинских, хотя по распятому мальчику тоже прошлись). В основных постах обычно отсутствует выражение мнения о сторонах конфликта. В комментариях порой прорывает. В обстрелах практически все винят именно украинскую сторону и гневно опровергают версии умышленных обстрелов со стороны ополченцев.
претензии к ополченцам - не всегда находятся достаточно далеко от жилой зоны и иногда по ошибке могут пальнуть не туда.
К России претензии - предала, не поддержала. Но не у всех а где-то так 3 третьей части.
Про телевидение - укроканалы врут как дышат, российские каналы врут иногда в силу непрофессионализма и глупости, но в целом более-менее объективны.
Причина сдержанности тоже выяснилась - блоггеры подвергались нападкам со стороны про-украинских патриотов. Упоминается случай, когда блоггеру пришлось закрыть свой аккаунт в фейсбуке из-за угроз физической расправы, в том числе - и в адрес семьи.
Про аресты и людей в балаклавах нет практически ничего. кроме скупых комментариев по поводу арестов журналистов Громадского - это было иронично прокомментировано как "паранойя".

Иная ситуация - в Луганске. Среди блоггеров преобладают прокиевские настроения. Однако сами они описывают соотношения мнений как 50 на 50 (вероятно, вторые 50% молчат по указанной выше причине). Раскол затрагивает семьи. У одного из блоггеров жена пророссийских настроений уехала беженкой в Россию и не собирается возвращаться. Сам же он придерживается проукраинских позиций.
В городе проходят репрессии со стороны властей ЛНР в отношении инакомыслящих. Блоггеры постоянно поминают подвалы СБУ, куда может угодить человек, слишком рьяно высказывающий проукраинские мнения. Есть стукачи, которые сдают своих соседей в эти самые подвалы.

Я буду очень рада, если кто-то подскажет ссылку на подходящий по критериям журнал.
ведьма

Прогулки Персефоны

Прочла у френдессы. По-моему, гениально.
http://snova-drova.livejournal.com/254862.html?view=2111118&style=mine#t2111118
снилась реконструкция мифа про Персефону.
Вышла я во сне значит замуж. Успешно. За Смерть. В подземном царстве я называла его Анубисом, на земле он следовал за мной в разных видах. обычно - в виде  лысой маленькой черной собачки.
Я иногда скучала в Подземном царстве и просила прогуляться. Анубис относился к моим отлучкам плохо - ему приходилось раздавать массу инструкций, готовить подземное царство (на самом деле оно не столько подземное, сколько спокойно-загробное).
В очередной раз я стала упрашивать его выпустить меня погулять. Милый перекинулся в черную лошадь, я спросила у свежеумерших во что наряжаются на земле, принарядилась (по виду - средневековое платье) и выехала за ворота. Оказалась на пригорке, подо мной расстилался лес и город. Всё не как у нас! Новизна и развлечение меня прямо-таки захватили! Далее следовал захватывающий отдельный сюжет в сюжете.
Я вернулась домой и с нетерпением стала ждать следующего раза. Анубис остался очень довольным.
В следующий раз была мода уже двадцатых годов. И мне приснился разветвленный сюжет, где я пыталась помочь одному семейству на гране разорения, так как девушка оттуда мне очень понравилась, я увидела, что у нее будет сын и пообещала ему содействовать. Она назначила меня его крестной матерью. Собачка на руках (это был мой супруг) все не позволял мне прикоснуться к этому ребенку и я пообещала, что вернусь на его конфирмацию.
И сдержала свое обещание. Он был совсем ребенком, когда началась первая мировая война. Я следовала за ним всюду, мальчик был похож на Оливера Твиста. Мы смотрели, как вагоны заполняются людьми и те спешат куда-то ехать, чтобы умереть. Мальчик говорил, что бравый германский народ проткнет штыком издыхающего русского медведя. Мне было в сущности все равно кто кого и когда проткнет, потому что многие лица были уже с отметинами, а мой муж на коленях в виде маленькой собачки все прикидывал куда девать такое количество обозленных, убитых людей. Мама мальчика умерла. Вообще его семья умерла - еще до конфирмации, и он теперь жил двенадцатилетним ребенком в приюте. Я шла за ним по пятам, когда он пробирался через колючую проволоку под напряжением к себе в приют. Мне было очень страшно за него. И и я вдруг увидела знамя своего мужа прямо над  детским домом! Я хочу увидеть как этот ребенок вырастет!  Полуистлевшее, бело-желтое полотнище развевалось по ветру. Оно постепенно наливалось красным - столько крови прольется! Мой ребенок не должен туда попасть! Я завыла волком и встала у него на пути.  Увидев черного зверя практически посреди города (он возвращался домой через железнодорожные пути) - мальчик  очень испугался и рванул в  сторону каких-то мостов. Я - за ним. пока не услышала, как заправляется тот самый самолет, как та самая смертоносная бомба, в которой спрятаны маленькие смерти - вылетает со своего плацдарма. Ах как хорошо, я слышу как дом складывается карточным домиком. Миг - и все кончено. У меня уже нет сил пугать малыша (я загнала его в открытый собор) и дав ему отдышаться, вернулась домой. В смысле к себе, в загробный мир. Я решила вернуться когда он будет мужчиной. Этот ребенок, Хайнрих, очень мне понравился. Я про себя называла его "Беленький". Всю дорогу, во дворце, во время чтения уничтоженных книг (о их миллионы), я беседовала с мужем о нем, об этом ребенке - о его смелости, стойкости, о том, что  детский дом его не сломил. О его шутках и опасных проделках
"Кажется, ты влюбляешься, дорогая - шутливо говорил мне Анубис.- Это такая редкость, что я позволю тебе с удовольствием побыть невестой смертного".

В общем, я вышла из царства мертвых когда милый, наивный Хайнрих уже был мужчиной. Он много напевал, двигался как пловец, или уставший танцор - чуть замедленно и очень грациозно. Я была без ума. Белые волосы выглядели как седые (или он рано поседел), на фоне черной формы они ложились вокруг его головы нимбом. Наступила какая-то очередная война. И мой ненаглядный поехал убивать. Я шла за ним след в след. Слушала, как он напевает Шуберта, как в моменты обстрелов насвистывает себе под нос и даже сам не слышит, что свистит, и ни одна живая душа не слышит, кроме меня. Когда он закрывал солдатам глаза - сердце мое преисполнялось нежности. А один раз он вытаскивал раненого, который умер прямо у него на руках. Я чувствовала, что мы с моим Беленьким скоро будем вместе. И вот Беленький указывает на какую-то жалкую горстку людей, говорит о Боге (это слово я узнаЮ на всех языках) и швыряет оружие на землю. С этого момента я увидела над ним наш семейный знак.  Потом милый Хайнрих, совсем как в детстве, попадает за какие-то огороженные колючей проволокой, амбары, я вижу со всех сторон от строений - широко протоптанные серебристые дорожки - сколько здесь умирают, прямо-таки армиями отсюда идут к нам! Наконец Хайнриха выводят в круг почета, его сопровождают ко мне много таких же людей, их ставят красиво к стене, поднимают ружья и - осечка!
Я плачу от разочарования. Через два земных дня Хайнриха выводят на торжественный помост с веревкой. Сердце мое замирает. Наконец-таки я крепко-крепко его обнимаю и целую. Мы оказываемся в загробном мире в тот же миг. Анубис шутливо дает Хайнриху титул моего личного паладина и я очень-очень довольна. Пока случайно в толпе неупокоенных  и не определившихся не встретила женщину очень похожую лицом на моего Беленького. И я разрешила ей со мной заговорить
- Дай хоть после смерти увидеться! Сколько ты за мной ходила, проклятая!
Меня как громом поразило. Я, как королева, разговаривала только с самыми близкими и никто без позволения не смел ко мне обратиться. И вот все встало на свои места: я всё это время убивала всех, кто был рядом с Хайнрихом. И до некоторой степени, убила и его самого, причем, могла убить его еще в утробе, как потом убила его мать, которая, умирая в родах, на вопросах о крестной, сказала, что крестной малышу - будет смерть. И смерть, как говорят в народе (я поболтала с приютскими детьми), все время ходила за Хайнрихом по пятам.

Боже мой! В слезах я вернулась во дворец. Милый встретил меня радостно и объяснил, что вообще-то, каждый раз, когда я уламывала его выпустить меня погулять - он выпускал Смерть. Я выезжала Чумой на черной лошади многократно и гуляла бы и развлекалась до последнего человека, если бы милый супруг не скучал и не уламывал меня вернуться обратно. Я выходила в военной форме погулять и началась Первая Мировая. И  потом - Вторая, потому что я полюбила человеческое дитя и хотела посмотреть как оно вырастет.  Я  всегда выходила гулять и начиналась гибель и тысячи понравившихся мне людей оказывались у нас, в бесконечности.
- Но я думала, что я, как  Персефона и несу счастье и покой! - совсем расстроилась я.
- Ну до некоторой степени так и есть. Дорогая, я же тебе все это сто раз объяснял! Ты опять все позабыла и все напутала из-за своей любви к развлечениям! О, с другой стороны, Смерть и должна быть глупа, легкомысленна и неразборчива. Впрочем, на воинов у тебя превосходный вкус!
Через некоторое время, горечь от напоминания прошла и я отвлеклась. Ну как я, такая веселая, наблюдательная и общительная могу нести страдания и смерть! Я привыкла со смертью отождествлять своего обстоятельного и мрачного супруга, а никак не себя.  И мне захотелось погулять по земле снова:
- Милый, я хочу гулять!
- Ох, тебя не удержать! Скоро дорогая, скоро.