Artemis (artemis_r) wrote,
Artemis
artemis_r

Category:

Как не надо рожать сольно

Те, кто меня давно читает - знают, что я сторонница домашних родов, обоих детей рожала дома, причем второго с незапланированным соло. Сейчас почитываю профильные сообщества. Очень красивые рассказы в "соло роды". Приятно читать, когда рожают люди, морально и информационно готовые к тому, что им предстоит. Верящие в свои возможности и возможности собственного тела. Но вот прочитала рассказ, который перепечатали на Еве и ужаснулась. Ежели чо, МОПЕД НЕ МОЙ.Теперь и я с гордостью и облегчением могу написать, наконец,свой рассказ. А еще несколько дней назад я волновалась, как все пройдет… Решилаподробно написать все свои ощущения, потому что несколько дней тому назад самав беспокойстве искала, где прочитать про подобный опыт, и встретила всего одинрассказ. Может быть, мой рассказ тоже поможет кому-нибудь справиться со своимистрахами или принять непростое решение… Не буду рассказывать, почему я решилась на соло, но все же опишувкратце ситуацию. Мы только что, в начале лета переехали жить в деревню,поставили маленький домик с печкой, вырыли колодец, кое-как обустроились,перевезли из бывшей квартиры все вещи и до сих пор находимся в состоянииперманентного обустройства и разбора вещей. Рожать я твердо решила здесь,далеко от Москвы, даже до ближайшего города – минут 40 езды. Переехала вместе с мужем и дочкой четырех с половиной лет,которую рожала в роддоме, о чем, несмотря на благополучные роды, все же долгожалела – не все прошло так, как хотелось: и к груди не дали толком приложить, иотняли на раздельное пребывание из-за пустяка, пока не отвоевала дочь. Теперьхотелось сделать все правильно и максимально комфортно. Ну так вот. Всю ночь сокращалась матка, я чувствовала это, когдапросыпалась. Но думала, что это просто сильный тонус, накануне ездила с мужемпо делам в другой город, растряслась больше обычного (а, надо сказать, маткаприходила в тонус от любого движения всю беременность, я уже привыкла и непыталась ничего с этим делать, тем более, что в первую беременность было то жесамое и никакие препараты и сохранения не помогали). Так вот, просыпалась и думала: «Тонус» и засыпала дальше. Вполшестого утра поняла, что матка не просто сокращается, а довольно болезненно.Я знала, что даже начавшиеся схватки могут утихнуть и возобновиться наследующий день, или даже несколько раз утихать и возобновляться, поэтому просебя решила: «Ну, либо сегодня, либо завтра», но спать чего-то уже не могла.Было очень беспокойно, и из-за того, что не все было готово к родам, и из-затого, что в голове кружили всякие ужасы и я с досадой думала: «Ну вот, закакаливсе-таки мозг своими «а вдруг что случится» и «на кого ты ребенка и мужа-тооставишь». Позвонила подруге, которая собиралась мне помогать на родах,сказала, что мне страшно, но пока ехать не нужно, может еще пройдет. Былострашно. Но отступать было некуда. Я пошла на улицу. Былораннее-раннее утро, все было в росе, солнце только собиралось вставать. Наднашим полем летали ястребы и тоненько покрикивали. Уже начинали жужжать мушки иосы. Во всем остальном была тишина. И на меня вдруг волной накатило ощущениеблизости с природой, ощущения, что я нахожусь в самом центре ее, в центре самойжизни и она меня не оставит. И мне стало легче. Я счастливо улыбнулась и решилапотихоньку собрать необходимое. Сначала пошла, отрезала кусок полиэтиленовой пленки длякровати, которая валялась на улице и кое-как протерла ее, застывая временами всогнутом положении и пережидая очередную схватку. Потом разбудила мужа, мывместе застелили кровать. Муж все беспокоился, точно ли это уже ТЕ САМЫЕсхватки. На это я ему ответить не могла, предложила ему еще поспать, а саматихонько убиралась, расставляла склянки, готовила воду и прочее. Потомпозвонила подруге, попросила ее все-таки постараться приехать. Когда в общем все было готово, я посмотрела на часы – было 8утра. От движений схватки были очень частые, поэтому я решила полежать, поспать– вдруг пройдет на сегодня? И легла. Лежала в полудреме и во время схватоксмотрела на часы. После третьей меня осенило: между ними уже промежуток 10-15минут. НЕУЖЕЛИ УЖЕ??? Было 9 утра. Позвонила подруге, она сказала, что собирается. Потомпозвонила повитухе, с которой консультировалась во время беременности. Онаспросила про раскрытие. Я посмотрела с зеркалом, но ничего не увидела исказала, что, по-моему, раскрытия еще нет. Она сказала, что возможно идетсглаживание и раскроется потом оченьбыстро, надо подождать. Я стала ждать. Схватки учащались. Часов в 10 сталослегка-слегка подтуживать. Я опять позвонила и сказала, что по-моему раскрытияеще нет. Повитуха удивилась и спросила, может быть,не могу его нащупать, потому что оно полное итам пузырь? Я была не уверена. «Ну еще подждем», сказала она. В 11 стало уже подтуживать конкретнее. Я опять позвонила ипопыталась выяснить, там ли я ищу шейку. Поняв, что не там, я засунула палецпоглубже и наткнулась на гладкий натянутый плодный пузырь и поняла, чтораскрытие уже полное, за это можно не опасаться. - На какой глубине пузырь? - спросила повитуха. -Ну где-то полторы-две фаланги пальца, - ответила я. -Теперь будем еще ждать, - сказала повитуха. - Сейчасскладывается голова. Как сложится – так и родится. Минимум 15 минут, максимумчас. Тебе будет казаться некоторое время, что ничего не происходит. Потомпорвется пузырь. Если он выпятится, а порваться не порвется, тогда его надобудет вскрыть. Лежи все время на боку. Если будет совсем тяжко, можешьперевернуться на другой бок или постоять на коленках, может побыстрее пойдет. Я стала ждать. В промежутках между схватками-потугами яспала (когда только читаешь рассказы про роды, никак не можешь понять, как этоможно спать между схватками). В полудреме отмечала, что боль в действительноотступает, замещается потугами. Муж лежал рядом и тоже дремал. Он уже неприставал ко мне с вопросами и предложениями, только изредка тихонько менягладил. А я даже будучи с головой в родах думала о том, что вот ведь, менясовсем не раздражает его желание находиться рядом, помочь, иногда очень не вовремя,и я могу спокойно с ним разговарить, без крика, да еще стараться его успокоить.Значит, это тоже зависит от наших с ним отношений. Ну да вернемся к родам. Прошло еще три потуги. Время отвремени я щупала пальцем – пузырь был на том же месте, за ним было что-тотвердое – головка. Третья потуга была уже такая болезненная, что я поднялась накровати. Мне даже ощущалось, как головка упирается куда-то в тазовые кости. Япосмотрела на часы: за это время прошел час. «Что-то долго», - подумала я. Икак бы в ответ моим мыслям, муж произнес: «Кажется, у тебя промежутки сильноувеличились». Я не знала, нормально ли это на потугах, и ответила: «Набери…повитухе…» (все последние звонки набирал уже муж). -Пу…зырь… все не рвется… И… все… на том же… месте…, - пожаловаласья. Та сказала: - Продолжаем ждать. Он на потуге, наверно, продвигается, а вперерыве обратно, вот и кажется, что стоит на месте. Головка спустится пониже –тогда и пузырь прорвется. Я решила поменять положение, чтобы чуть-чуть ускоритьпроцесс. Села на колени, выстроила перед собой груду подушек и оперлась на нихгрудью. Следующая потуга далась гораздо легче, а на следующей я решилапроверить продвижение, пощупала пальцем и вдруг прорвался пузырь. «Водыкристально чистые», - с удовлетворением отметила я. -Что это льется? – услышала я беспокойный голос мужа. -Это воды, - я старалась говорить как можно более веселее,хотя муж, без сомнения знал, что это, просто волновался. – Теперь уже… совсемскоро. Смотри… какие чистенькие… несмотря… на мой тонус… Набери повитухе…. Я тут же поделилась своей радостью. Это был маленький периодзатишья, когда ничего не присходило и я отдыхала. Я спросила, можно ли мнеесть. Повитуха ответила, что если организму хочется есть, возможно, емутребуются еще силы. Поэтому можно. Я была удовлетворена. Но пока я говорила,накатила ТАКАЯ потуга… - Ты успела лечь на бочок?, - с беспокойством спросилаповитуха. - Нннннеееееее….ттттттт!! - Ну постарайся скорее свалиться на бочок! Я кое-как свалилась, уже на другой бок. Прошло еще несколькопотуг – некоторые совсем слабенькие, некоторые тяжелые. Иногда так тужило, чтосводило судорогой, иногда не выдерживала и тужилась чуть-чуть (как говорилаповитуха, чуть-чуть, только для снятия напряжения), потом стараласьсдерживаться и дышать. Между потугами клонило в сон от усталости и избытканеприятных ощущений, и страшно хотелось есть. Муж сидел рядом,держал за руку. «Принеси мне… молока… ипеченюшки…», - попросила я мужа. –«Только… побыстрей!», потому что во времяпотуги даже думать о еде невозможно – кажется, что сейчас вывернет наизнанку.Тем не менее, пока муж принес сухари («Нет… печенюшку!» – хотелось сладкого),пока искал нужное, прошли еще одна или две потуги. Наконец, я запихнула печенюшкув рот и залила ее молоком. Но дожевать не успела – потуга. И вотсталаврезываться головка. В потуги стала примешиваться боль совсем иного рода, кокбудто внешние ткани хотят разорваться, но в промежутках голова пряталась инаступало облегчение. Я еще раз связязалась с повитухой. Больше трубку я неклала. - Лежи на боку, подними верхнюю ногу и на потуге тяни еерукой к себе, а сама сгибайся так, чтобы прямо видеть, что там происходит. Идыши, дыши, как собачка, старайся не тужиться, само выйдет. Но легко сказать… Не тужиться было трудно, а временамипросто невозможно, но я добросовестно старалась дышать часто-часто. Кстати,было гораздо легче переживать потуги, когда я концентрировалась на том, что этовот уже он - лезет малыш, и ему тоже нелегко сейчас На потугах ящупала себя руками со всех сторон, как быища, чем себе облегчить состояние и вдруг в какой-то момент поняла, что япотуга выдавливает из меня фекалии. Я машинально с беспокойством глянула всторону мужа («Наверно, неприятное зрелище!») и обнаружила его в другом углукомнаты, он был бледен, но, но заметив мой беспомощный взгляд, тут же метнулсяи подал мне салфетку, с помощью которой я все тут же устранила и успокоилась.Сообщила повитухе об инциденте. - Очень хорошо, - спокойно сказала та. – Значит, сейчас ужеголовка врежется. Накатила очередная потуга. Я изо всех сил прижала ногу ксебе и согнулась, не выдержав, стала тужиться и увидела, что лезет что-токруглое, неопределенное («Наверно, просто сверху остатки пузыря» - мелькнуло вголове), серо-коричневое. «Ай-яй! Больно! – кричала я в трубку. Оно вылезло наполовину и остановилось, набирая сил. Это былсамый болезненный момент. -Давай, детка, лезь, лезь скорее, давай, милый! –уговаривала я. Через минуту он снова полез, и вынырнула голова. Стало гораздолегче. - Голова… вы…шла, - выдохнула я в трубку и невольноприбавила. – Хорошенькая… Голова была повернута лицом от меня, и я видела только волныволосиков на складочках затылка и кусочек надбровной дуги, лица я не видела. Нодаже глядя на голову сзади, я почувствовала, что с ним все в порядке: он не былсинюшный или светло-серый, а какого-то приятного цвета, и ощущалось, что онживой и страшно деловитый - я видела, как он поворачивается плечами. Но мнеужасно хотелось увидеть лицо, чтобы убедиться, что с лицом все в порядке. Яглянула на мужа: тот стоял в противоположном углу у двери с большими глазами изакрывал рукой рот. «Это он увидел там что-то страшное или мои крики его такиспугали?» - мелькнуло опять. - Теперь тужь остальное, - донеслось из трубки. Я стала изовсех сил тужиться, но он уже шел сам, помогая себе руками и плечами, иповорачиваясь ко мне лицом (лицо было тоже хорошеньким) и вылез еще на треть.Беззвучно открыл рот и закричал. -Хорошо звучит, - отметила повитуха, и добавила, слушая, какон отплевывается и хрюкает: - Ну вот, сам откашлялся. Теперь положи его напеленочку, постарайся, чтоб не в лужу, и гладь его, обтирай. Я вытужила ноги и села над ним, обтирая и гладя его, не веряеще в то, что все кончилось. - Сколько смазки на нем, но все равно хорошенький… -бормотала я. - А это точно мальчик, ты посмотрела? – спросила повитуха. - Я? Нет, не смотрела, я имела ввиду «он» - ребенок, -растерялась я.Но перевернуламалыша.– Да, мальчик («Значит, все-такибыли правы все, кто говорил, что мальчик будет», - с удивлением подуалось мне).– Что теперь? - Пуповина отпульсировала? Возьми ее пальцами. Пуповина не отпульсировала. - Тогда ждем. Когда отпульсирует, садись на корточки. Первуюпотугу продышиваем, вторую – тоже, а на третью – тужимся. Пуповинаотпульсировала, прошла слабая потуга и дальше – ничего. - Можно же взять его на руки? – поинтересовалась я. Если пуповина отпульсировала, то можно. Сисю пока не давай,сначала плаценту вытужим. Ребенок активно искал ртом. Я взялаего на руки и села на корточки. Подождалинемного – ничего. - Надави сверху над лобком. Втягивается пуповина внутрь иливисит, как висела? - Висит. - Значит, уже отслоилась, тогда тужься. - Потуги же нет. - Все равно тужься. Я потужилась сильно-сильно и выпала плацента. - Все, - сообщила я. – Вышла. - посмотри, больше из тебя ничего не висит? Если висит – ещетужься. Я посмотрела. - Нет, не висит. - Ну значит все. Плаценту в тазик, ребенку сисю. Пуповинупервый раз перевязываешь простым узлом посередине, чтоб ребенок потом могразвязать, обрезаешь, конец, который уребенка, сильно зажевываешь жевательными зубами. Второй раз туго-натуго крепкойниткой у пупка, оставь сантиметра два, обрежь и краешек намажь крепкимраствором марганцовки. Плаценту папа похоронит. Вот и все. - Спасибо вам, - я положила трубку и дала ребенку сисю."Далее она комментирует:Я - автор этого рассказа, неделю назад родила сына Антошку. Каждый раз думается: это форум для женщин или для злобных гарпий? Отчего вы такие злобные?(не буду высказывать предположений) Здесь, в основном, конечно, пустое злобствование, поэтому отвечать нет смысла. Но некоторые моменты хочется прояснить. В каком месте мой текст не соответствует нормам русского литературного языка, за исключением пробелов, которые в некоторых местах исчезли при перенесении текста? Кроме того, текст не претендует на художественную ценность, это просто доскональное описание еще одних соло-родов. Я написала то, что сама бы хотела прочитать, то есть текст носит информативно-публицистический характер. Второе: возможно, я не была готова к соло-родам, я пошла на них вынужденно, потому что на повитуху у меня не было денег, а роддом для меня исключен потому, что я при любом раскладе не хотела делать кесарево сечение. Я в силу профессии знаю, что дети после кесарева сечения почти что инвалиды, поэтому я решила, что все рассудит Бог и если мне суждено даже и умереть в родах, значит, так тому и быть. Это мое решение, и никто не может его оспаривать. Тонус - это сокращение матки. Если эти сокращения часты и длительны, то нарушается кровоток и начинается кислородное голодание, на которое плод реагирует выбросом мекония в амниотическую жидкость, тогда воды окрашиваются в зеленый или даже черный цвет. По поводу проверки раскрытия. Действительно, думаю, не надо было часто проверять. Но в родах беспокойно было, потому что я впечатлительный человек, а мне всю беременность твердили, что не будет раскрытия, что не прорвется пузырь, что будет отслойка и проч. Поэтому уж как получилось. И действительно, не надо было помещать мой рассказ здесь.))Итак,  что мне здесь не нравится. ОБратите внимание, что девушка абсолютно не самостоятельна. Она не чувствует себя. ОНа постоянно висит у акушерки на проводе, потому что дико боится рожать. Акушерка ей диктует, какую позу принять, как  дышать и т.д. Она не доверяет своему телй - постоянно  азит внутрь и щупает раскрытие. Между прочим, даже фельдшерам скорой это делать запрещено, и что там можно себе не очень чистыми пальцами занести - ХЕЗ. Но  страх, что 2что-то пойдет не так" - сильнее. Основной мотивацией к сольнику для нее является страх КС, основанный на диких околопсихологических россказнях. Она заюивается  в глушь за  40 км от ближайшего города, чтобы не дай боже не сорваться от страха и не подежать в роддом сверкая пятками.  Она пасует, столкнувшись с  трудностями. Например,  проблему оплаты повитухи можно было решить разными способами за  9 месяцев - заработать, взять кредит, занять у родных, в конце концов - договориться с повитухой о рассрочке. Она , зная, что без повитухи рожать не может, эту проблему не решает, а заивается в глушь, используя  такой суррогат , как повитуха на телефоне. Любая нештатная ситуация превращает такие роды в кошмар.

УПД.  Видимо,  речь идет о серьезной мировоззренческой разнице.
Зато те, кто выживут, будут здоровенькие и благополучные))) А покинув больное тело, душа сможет прийти еще раз, в здоровое)))
Я не хочу никого осуждать, просто прошу френдов, собираюихся рожать сольно, обратить на это внимание.

Tags: домашние роды, сольные роды
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 58 comments