Artemis (artemis_r) wrote,
Artemis
artemis_r

Categories:

Как я сохраняла мелкопуза часть 2

Больница в Красково имеля ряд преимуществ по сравнению с московскими больницами.
Конечно, ездить туда было далековато, но зато пускалм всех и в любое время суток. Формально посещения заканчивались в какой-то время, но был такой маленький нюанс. ПОнятия "передача" в больнице не существовало. Соответственно, приносить все дозволялось лично. А значит, если мой муж приходил, к примеру, в 11 ночи и говорил, что привез лекарство Х - его пропускали без разговоров и бесплатно.

Никаких тюремных ограничений, только верхнюю одежду требовали держать в гардеробе. Соответственно, ночью сбежать оттуда нельзя - можно только днем. А днем можно спокойно выйти погулять, если хочется.
Лекарства там кололи все свои. Ну, в экстренном случае там могла найтись пара ампул Но-Шпы или еще чего-нибудь недорогого. Это тоже большой плюс, т.к. все ампулы вскрывались при мне, все шприцы 9 тоже мои, естественно), открывались при мне.
И народу там было немного, так что тихо-спокойно.

На следующий день я переругалась с зав отделением Светланой Ивановной, которая стала меня отчитывать как школьницу за то, что я не взяла из дома халат, и она отказалась меня осматривать. Я ушла в палату. ПОтом пришла лечащий врач и пригласила опять к С.И.
Она меня опрашивала.
- У вас есть страховой полис?
- Нет.
- А на каком основании вы намерены здесь находиться?
- На основании оплаты через больничную кассу.
- Вы знаете , сколько это стоит?
- Да, знаю, 700 рублей в сутки.
- Сколько полных лет?
- 30.
- Какая беременность?
- Вторая.
- Сколько родов?
- Одни.
- Так какая беременность?
- Вторая.
- С учетом абортов, выкидышей?
- Вторая.
- НЕ было абортов, выкидышей?
- Вторая.
- Сколько вам лет?
- 30
.....

Далее СИ почему-то меня зауважала и обращалась со мной корректно и вежливо. Сначала я подумала, что дело в том, что я лежала платно. ПОтом я поняла, что это не так. И что оказывается дало было во второй части диалога. Она сама после 2 внематочных лишилась возможности иметь детей, и ненавидит аборты.

Осмотрев меня СИ скептически покачала головой, и сказала, что даже если еще есть, что сохранять, шансы минимальны.
ПОтом сделали УЗИ, смотрела сама СИ, лечащий врач и дежурный врач. ПО их изменившимся лицам я поняла, что все не так плохо. ОТслойка около 3 см ( из 10).
Мне посоветовали поменьше ходить и побольше лежать. Ну и назначили стандартную терапию в таких случаях - ношпу с папаверином, дицинон, дюфастон.

Поменьше ходить и побольше лежать было нереально.
За день приходилось ходить:
В туалет - 5-6 раз по 100 метров туда и обратно, и того - 1 км.
В столовую - 3 раза в день по 50 метров, туда-обратно, итого 300 м.
В процедурную - 3 раза в день по 50 метров туда-обратно, итого 300 м.
Вниз (оплатить, поговорить с охраной, на УЗИ и пр) 50 м. до лифта сферху, 100 м от лифта снизу, 2 раза в день - 600 м.
В ванну: с учетом того, что она одна на все отделение, в среднгем 3 попытки по 50 м туда и обратно. Итого 300 м.

ВСЕГО: 2700 м в день.

Отдельная песня - поход в туалет.
Туалет представлял собой маленькую комнатку 100 на 50 см. Около унитаза стояла мусорная корзина, в которую предполагалось складывать использованную бумагу, прокладкии и пр. ОДнако все это хозяйство - кровавые трядочки, ссаные и сраные бумажки - лежало ровным слоем по всему полу сортира. Высота слоя колебалась в пределах от 20 см до 50 см, в зависисмости от настроения уборщицы.
На стенках были полоски говна и кровищи - видимо, часть посетительниц предпочитала вытирать жопу пальцем, а палец об стену.
Чтобы осуществить отправление естественых потребностей, необходимо было с разбегу запрыгнуть на унитаз ногами и, не держась за стенки, умудриться не ебнуться вниз, в кроваво-говняную кучу.
После чего осуществить попис или покак в позе зю, опять же не держась за стены, открыть двери и совершить балетный соскок наружу.
И ВСЕ ЭТО С УГРОЗОЙ ВЫКИДЫША, БЛИН, ПРИ ПОСТЕЛЬНОМ РЕЖИМЕ!!!!!!!!!!.
В палате у меня было немного народу. Сначала была всего одна соседка, но она в тот же день выписалась. Параллельно с ней подселили вторую.
Тане было 37 лет, старшей дочери - 14. После 1 родов она сделала 3 аборта. После 3-го аборта муж долго с ней не разговарива - он-то хотел ребенка и не хотел абортов. Муж у Тани хороший, любящий - ходил к ней каждый день, заботился. Сделали аборты хорошо и качественно, никаких осложнений вроде бы не было. Но.... вот уже 7 лет у нее не получалось забеременеть. И вот случилось чудо - она оказалась беременна. Беременность протекала нормально, без осложнений. Вдруг на 23 неделе закровило - Таню из Люберецкого роддома, как и нас, почему-то отправили в Красково, хотя сроки позволяли.
В отличие от моего тяжелого случая, Таню и положили-то для подстраховки, на всяких пожарный.
У Тани еще был абсцесс на пальце ноги. Но вторые сутки пребывания она сходила вниз, где ей под местным наркозом абсцесс аккуратненько вскрыли.
В этот же день у Тани начались роды. Врачи пытались как могли погасить родовую деятельность, но когда отошли воды сделать уже было ничего нельзя.
СИ позвонила в люберецкийц роддом, где ей ответили, что Таню брать не будут - у них на жизнеспособных детей кувезов не хватает, чтобы еще брать потенциального покойника.
СИ сообщила Тане, что рожать она будет здесь и шансов спасти ребенка нет.
По мнению СИ, Тане надо было родить самой - от этого зависела ее возможность заБ и родить в следующий раз. В случае кесарева, шансы Тани были намного меньше.
Поэтому рожать решено было самой.
Мы с ней были в палате вдвоем. Мне было невыносимо, ощущение было, что мой ребенок внутри кричит от боли.. Я бегала в корридор, курила на лестнице, ревела и орала по телефону на мужа. У лифта я увидела мужа и дочь Тани - они обнявшись плакали.
К счастью для меня, сама она так и не родила - началась отслойка плаценты и ее отправили на КС.
К счастью, потому что ее родов мы с ребенком бы не выдержали.
ПОсле КС ее перевели в другую палату, и я ее еще несколько дней встречала, пока она скючившись по стеночке шла в туалет.

Мои соседки появлялись и теряли детей одна за другшой. Сменаялись каждый день. Мы с мелким одни держались. Я находилась в состоянии перманентной истерики. Срывалась на Женьке. Женька ездил ко мне каждый день - 2 часа туда, 2 часа обратно 1 час у меня, 1 час на покупку всего необъходимого. И это после полного рабочего дня.
Через неделю я поняла, что смысла находиться в больнице дальше нет - все те же лекарства я могла и дома принимать, основное лекарство, дюфастон, было в таблетках.
И мы уехали под расписку.
Потом мы пошли на УЗИ к ДОнову. Нам сказали, что у нас здоровенький мальчик, Женька долго рассматривал "восьмерочку" на экране.
ОТслойка оказалась всего 1 см - за остальные 2 см приняли сгусток крови.
Очевидно, такое сильное кровотечение было из-за низкой свертываемости крови.
Еще месяца 3 я сидела на таблетках, потом аккуратненько с них слезла.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments