Artemis (artemis_r) wrote,
Artemis
artemis_r

Переможные сказы Украины. Часть 4.

На закуску - песТня по перемогу боевого укропского комарика








Комарик



Ой що ж то за шум учинився?
Що Комарик до повстанців зголосився.

Зголосився комар до повстанців.
Щоби бити москалів-голодранців.

Щоби бити москалів, ще й німоту –
Щоб не було на Вкраїні той гидоти.

Примостився наш комар на дубочку.
Прикріпив скоростріл на листочку.

Та зірвалася нараз шура-бура.
Вона того комарика з дуба здула.

Як упав же наш комар на помості –
Поламав москалю ребра й кості.

Поховали москаля не по людськи –
Видно руки, видно ноги, видно пупці.

Поховали москаля, як собаку –
Видно руки, видно ноги, видно... спину.

Поховали москаля край дороги –
Видно руки, видно ноги, видно роги.

Поховали москаля у куфайці –
Видно руки, видно ноги, видно... пальці.

Поховали москаля, мов буржуя –
Видно руки, видно ноги, видно... паспорт!

Сказ про Тараса, уходящего в пустоту

Недавно друг вернулся с АТО, рассказывал историю. Попали они как-то под обстрел. Рашисты плотно накрывали буратинами и на утро должны были пойти в танковую атаку, а у нас боекомплектов почти не осталось. Но был у нас один вояка, звали Тарас - здоровенная детина под три метра ростом, к тому же и стрелок отменный, с километра из СВД выбивал глаз мехводу Арматы через смотровую щель. Только на него надежда и оставалась, потому что все другие бойцы лежали в окопах с ранениями. Так вот этот Тарас ночью поужинал плотно, помолился, надел фамильную вышиванку, взвалил на себя весь оставшийся боекомплект и стволы и ушёл в темноту, не попрощавшись. Больше мы его и не видели. Только когда рашисты на утро вели нас в плен, заметили на кирпичной стене написанное угольком "Слава Украине".

Сказ про Казачью кобылку и Русского боевого ведмеда

Недавно друг из АТО вернулся, рассказывал историю: стоял их полк под Дебальцево. Когда Минск подписывали, сепары сами не свои были, крыли чем ни попадя позиции. А в ночь перед соглашениями на окруженные позиции опустился туман, отчетливо пахнущий драниками. "Зрада", - сказал тогда однополчанам старый козак Грыць. И была у того козака коняка. Ее сначала брать не хотели – не влезет лошадь в окоп. Да Грыць уж очень просил. Он сам позиции вырыть вызвался. Да и коняка маленькая была. Рассказывал Грыцев отец, что коняка та с неба впала, а он ее и подобрал. К работе она не приспособлена, но красива. Цветом верхней части прапора отливает. И челка у нее очень уж толерантная. Коняка всем понравилась. Вэсэлкою ее кликали. Очень уж радостная была.

В общем, сидят все грустят, взрываются снаряды над головами. Куда прорыв совершать – никто не знает. Слева – сепары, справа – буряты горловым пением кого-то вызывают. Сзади – кто-то с москальким акцентом смуззи просит, спереди – за поребрик отойти велят. А Вэсэлка чего-то не скачет, как раньше. Ведет себя, как москаль какой. Подошел к ней Грыць, взглянула на него коняка. И понял он, а что – потом сказал. Заплел ей гриву особым козацким способом. Так козаки чуба заплетали, когда на москаля и на турка ходили. А там все и заснули.
Как друг в 3 часа ночи рация-то и ожила. Проснулись наши – а небо над ними ясное, аж звезды видны. Да радуга кругом откуда не возьмись. В общем, вышли по звездам к своим, а когда выходили через ту сторону, где тихо было, видят – стоит взорванная "Армата", с нее медведь свисается с шевроном Алтайской бронекопытной дивизии, а на ней – ошметки такой знакомой кожи цвета верхней части прапора. Всплакнули все

А в Киеве показали им снимки со спутника с их позиций. Так радугой было выведено "Слава Украине!". А Вэсэлку сразу в два полка записали: их, и президентский. И звание дали – полковника.
Перемога танковая или сказ про оберЪефрейтора Бздюка и Оплот

Новейший украинский танк «Оплот-3 Ausf. XXL» уже четвертые сутки в одиночку удерживал переправу через Днепр. Ситуация была критическая — последний кусок бодрящего панцерсала с амфетамином был съеден еще позавчера, а подкрепление, обещанное штабом панцербригады Сичовых Стрельцов «Лемберг», все еще не пришло. Экипаж был на пределе своей психической выдержки, ежедневно отбивая десятки танковых атак, а сорванные башни тысяч российских Т-72, разбросанные по всей округе, уже почти заслоняли горизонт. Заградотряды ФСБ и политкомиссары «Единой России» продолжали гнать войска РФ на верную гибель.




Командир танка, гауптхорунжий СС Запердоленко, еще раз посмотрел на экран бортового ПК, на котором со спутников ВКС Украины в реальном времени отображались передвижения танковых колонн Мордора. Он заметил надвигающийся с фронта очередной ромб Т-72 и его благородное лицо озарилось священной яростью. Он еще раз вспомнил свое тяжелое детство, проведенное на Украине в самом начале века, когда им с младшим братом приходилось воровать российский газ. «Мазепа, Петлюра и св. Степан! Перемога буде за нами! Геть москалей!» На черном мундире гауптхорунжего сияли планки ордена св. Степана с саблями, Железный Трезубец 1-й и 2-й степеней, две медали «Ветеран Майдана» и золотой партийный значок «Свободы», врученный ему лично Великим Гетманом Тягнибоком. Башня 800-тонного танка с эмблемой дивизии Сичовых Стрельцов «Лейбштандарт Степан Бандера» — белой руной «Wolfsangel» на желто-синем камуфляже — стала медленно поворачиваться в сторону угрозы.

«Пане гауптхорунжий! » — раздался срывающийся голос заряжающего оберефрейтора Бздюка, — «Як жеж ми? вже муниции нема! Усю вчора витратили!» «Не журись, Мыкола! » — уверенно ответил командир и решительным движением отключил силовое поле танка. Могучее 510-мм нарезное орудие после многодневных боев осталось без снарядов и для выполнения боевой задачи экипажу пришлось перейти на резервный счетверенный зенитный рейлган. Сорвав пластиковую пломбу, гауптхорунжий переключил распределитель питания в аварийный режим, на ускоренную подпитку вспомогательного вооружения. Термоядерный реактор «Оплота», разработанный на львовском КБ им. Шухевича, уже вторые сутки работал с перегрузками, но пока перебоев не было. На горизонте показались силуэты первых Т-72 и мехвод старшина Шмаровоз привычно взялся за потертые рычаги, ожидая команды. «Тэ цвайундзибцихь, дистанц драй таузенд» — раздался приятный женский голос СУО (новую систему от Краусс-Маффей-Вегманн не успели локализировать, потому что из-за начавшейся войны всех переводчиков забрали на фронт). «Циель гэзихерт» «Эрварте ойре бефэлэ, херр командант». «Відкрити вогонь!» - система ответила молчанием. «А, бис тоби у дупу, швабська тварюка, не разумеешь державной мови!» - произнес гауптхорунжий. «Фояр фрай!»


Прошло ровно три секунды и башня первого Т-72 с грохотом упала на землю. «Циель зершторт». «Нэхсте циель — тэ цвайундзиебцихь… » Экипаж украинского танка уже не слышал ничего, кроме голоса СУО и грохота падения башни очередного Т-72. Изредка из-за отключенных силовых щитов башню «Оплота» царапали российские снаряды, но гомогенная броня из тетраферрита бандериума не давала им ни малейшего шанса. Через полчаса атака захлебнулась и остатки Т-72 отошли для перегруппировки. Подходил к концу еще один день украино-русской войны…


Сказ про сало боевое украинское

Был к них в роте Панас такой. Справный хлопец, на майдане с правого дня и до последнего. В правом секторе был, лично визитку получал от Яроша. Однажды сидят хлопцы в окопе и сало жуют, мечтают мол как каждый получит земли под Одессой и приведет с Донбасса несколько послушных работал, будет мол рабовластник. И тут неожиданно пулемет застучал по ним, только пули свистят на головами. И как назло все туманом заволокло, ничего не видно. Сидят они и изредка в туман на звук стреляют, да чтож толку. А тут видят они огромное что-то движется с - посередине темное поменьше что то а по бокам что то круглое как колесе, а рывками так дергается как как твой старый мопед. Схватил Панас старый РПГ и как выстрелил, но не попал - сумерки и туман этот проклятый. А штука это совсем плиз ко подошла да стала в упор гвоздить с пулемета. Панас опять стильную из РПГ, а ей хоть бы хны. Хорошо что хоть догадался сало ей под гусеницу кинуть, штуковина заскользила и грохнулась на бок в окоп, только паспорта и одно удостоверение депутата посыпались из нее. Экипажа значит ееного, и дым пошел из люка, паспорта и ксиву Порошенко в Европе показывал еще, а хлопцы хотели новый танк ватников сфоткать так как назло на мобилах аккумуляторы сели.

Сало уронили! Героям - сала!

Сказ про путяру в мокрых штанишках

Недавно друг вернулся с АТО, рассказывал историю:

О том, как мочили они российскую спецуру, как имели чеченских кадыровцев, да во все щели, как топили в лужах новенькие русские АПЛы по пять штук за раз, да как один раз самого путяру почти споймали, да жалко ушел путяра полями, в мокрых штанишках убег.
Много чего понарассказывал.
Постояли мы с пацанами, послушали, бабы конечно поревели.
Потом выпили мы за его успехи не чокаясь по рюмахе, да так в закрытом гробу и закопали.
А чо. Ни рук ни ног, вместо лица шашлык. Стремно же.
А когда домой с кладбища шли, все думали, хорошо что он все таки с АТО вернулся, другие вон вообще не возвращаются.
И еще, про то, что вот если б они тогда путяру поймали, наверное б и война сразу закончилась.



Сказ про зловещие фуры

Недавно друг из АТО вернулся, такое рассказал… Будто темной ночью, когда солдаты ВСУ забываются тревожным сном алкоголика, а саперы обстреливают свои микрорайоны, по пустым донецким шляхам едут караваны белых фур.
За рулем фур сидят мертвецы в ватных куртках. Фуры едут почти бесшумно, и в это время дорогу накрывает туман, да такой плотный — как молоко. Радары и спутники эти фуры не видят поэтому. А кто пытается фотографировать, того блокируют сразу во всех социальных сетях.
А нагружены фуры каждый раз по-разному. То паспорта российские везут и балалайки. А то мертвецов, груз «200». Если солдат эту фуру ночью увидит, никогда не живет как прежде. Кто сразу в волонтеры уходит, кто в Италию сортиры мыть, кто депутатом становится. Но большая часть по ночам ссаться начинает неудержимо.
Так вот: поставили роту 69-й горно-равнинной дивизии на н-ский блок-пост: дорогу охранять Ну. чтоб кадыровцы и буряты из окружения не вырвались.
Легли спать солдаты, а Богдан — ну, тот, хлопец со Жмеринки — на караул стал.
Стоит Богдан час, другой. Вдруг, смотрит: туман на блок-пост ползет. А из тумана, глядь, фура выкатывается белая. Огромная, страшная. От нее могильным холодом тянет.
Поравнялась фура с Богданом, окно водительское открылось. Из него высовывается водитель — морда знакомая. Весь такой седой, похож на директора школы. И говорит водитель Богдану на каком-то странном языке.

— Підкажіти, а як прiiхати до Дiнецька?
— Куди?
— У Дiнецьк. Це гiрiд таке. Или в Гiрлівку?
— Що везете?
— Бiмбу.
— Бомбу?
— Та ні. Я пiшутил! Так мiжна прiiхати чи ні?

Смотрит Богдан, а с водилой в кабине еще один сидит — дородный такой, представительный. В галстуке. Как профессор. Смотрит на солдата, усмехается.
И от этой страшной ухмылки жутко стало воину. Но тут Богдан вспомнил о присяге, воинском долге, украинском лицарстве, собрал последние силы и ответил:

— Гони 50 гривень і їдь собі!

Засмеялся седой, пошептался с напарником. Высунулся к Богдану.

— У, кровосiс… На, держи!

Дал водила Богдану 50 гривен, и фура и растворилась в темной донецкой ночи. А Богдан стоял ни живой, ни мертвый. Знай только про себя бормотал: «Слава Украине, Слава Украине, Слава Украине!».
Утром вышли из блиндажа побратимы, а у всего подразделения шапки пропали. Вот вчера были, а куда сегодня делись, никто не знает. Побежали они к Богдану, спросить побратима за те шапки, а он весь седой стоит.
— Братцы мои, — говорит. — Мне ночью такое привиделось… Будто Янукович вернулся…
А в руке у него зажата бумажка. Да так крепко зажата, что насилу всем блок-постом разжали ему пальцы. Смотрят, а там лежит один доллар. И тот фальшивый.
А на следующий день блок-пост сепары взяли. Всех побратимов убили, а Богдана отмудошили, да отправили в Донецк, в рабство департамента ЖКХ. Побои, сказали, будешь отрабатывать.
От таки дела.

Сказ про кота и лампу


Недавно приезжал друг с АТО, как раз под Дебальцево воевал, поговорили с ним за войну.
- Ну как вы так могли проиграть сепарам битву, неужели они лучше воюют?
Артём(так зовут друга) аж позеленел и кулаком по столу врезал,- В-о-о-о-ю-ют? Да ты знаешь как МЫ воевали?! Не знаешь, так и не пи...и! Мы победили, но нас предали штабные.

Далее историю Артёма излагаю от первого лица:
В январе наш взвод был западнее Дебалы, сепаров настреляли знатно. Они пытались давить массой но все без результата- после каждой их волны на снегу оставались только продырявленные трупы. Чисто Верден! Скоро ватники поняли, что пехотными атаками нас не смять. Тогда они иж чего удумали- каждую ночь позиции взвода стали обстреливать гаубицами. И так, суки, боялись ответки, что сделав 3-4 залпа, батареи сматывались. На следующую ночь все повторялось, только батареи стреляли уже с других позиций- осторожные были твари.

Не скажу, что нас это очень пугало, но за неделю такой дискотеки получили 2 лёгких трёхсотых. Наше терпение подошло к концу. Собрал нас комвзвода, лейтенант, фамилия Котовский. Позывной угадаешь? Ну да, точно! Кот его позывной.


Кот сказал, что это все нужно прекращать, артналеты мешают ему спать. Это типа так пошутил, парень с юмором. Выбрал он 4 добровольца, среди которых был я и вечером наша группа пошла в тыл к колорадам на операцию. План был прост- обнаружить вражеские гаубицы, пожечь их шмелями а расчет расстрелять из автоматов. Конечно, артиллеристов больше, но на нашей стороне фактор неожиданности.

Углубились мы за линию фронта. А тогда холод был лютый и снег, а на снегу отпечатались следы тягачей. По этим следам, как по навигатору, вышли мы к поляне. Смотрим- мама родная! 12 гаубиц с прислугой, пехоты до роты. Это для охраны. И грамотно так всё- по периметру пулеметы, в деревьях секреты. А нас пятеро! Так просто не подберешься. Кот лицом аж помрачнел, понял что рыпаться бесполезно, только людей положит.
Поплелись мы обратно. Ребята злые, зубы скрипят.

Но видно Бог в этой войне на нашей стороне- прошли километра полтора и видим, что у обочины дороги стоит Т-72 а вокруг него суетится экипаж. Они фрикцион меняли. Что интересно, тогда уже смеркалось и один из ватных танкистов подсвечивал остальным керосиновой лампой. Видно в селе у какого-то старика отобрали, ни стыда ни совести.

Тут наш Кот глазом сверкнул и языком повёл, как настоящий кот перед скринкой сметаны.
-Вот что, хлопцы,- говорит он нам,- есть идея. Тихо снимаем этих засранцев, хватаем танк и едем пушкарей давить, а потом с комфортом и в тепле домой поедем. Нас пятеро, как нибудь поместимся.
Экипаж сняли легко- они были то ли пьяные, то ли накуренные.

Ну а дальше по-быстрому разобрались с фрикционом, сели в дурака железного и поехали на огонёк(хе-хе, каламбур) к нашим ватным "друзьям". Приехали и сходу, со всех стволов по засранцам, они аж приа...ли и бросились кто куда, думали что укропы в наступление пошли. Но от нас мало кто сбежал, почти все там легли. Гаубицы Д-30 мы отутюжили траками. Уже хотели уезжать, но Кот вылез из танка с той самой керосиновой лампой. Я еще подумал тогда, а что он задумал? А Кот,- нуууу хитрюга,- свинтил стеклянную колбу, открыл клапан и вылил весь керосин на штабеля ящиков со снарядами. В лужицу керосиновую Кот поставил зажжённую свечку, но так что бы она сразу в глаза не бросалась.

Тут то мы все и поняли- сепары услышав шум обязательно переполошатся и отправят на полянку еще роту своих нарколыг посмотреть, что произошло. Пока туда-сюда, будут не раньше, чем через 40 минут. Потом будут ходить и собирать трупы. За это время свечка догорит до конца, огонь подожжёт керосин и снаряды ба-бах! Поляна превратится в братскую могилу свежей ваты.

Сели мы в танк и уехали к себе на позиции а где-то через час на горизонте действительно бабахнуло. Нет, БАБАХНУЛО! Позже мы узнали, что всё вышло даже лучше, чем мы думали- пушкари были не простой ватой донбасской, а российскими артиллеристами из элитного 154 нижегородского артполка. Когда услышали, что с ними происходит что-то не то, россияне выслали маневренную группу из спецуры на бетерах. Вот от того последнего взрыва спецуру и технику ихнюю разорвало на кусочки.

Танк потом еще не раз сослужил добрую службу. Лампу керосиновую с тех пор Кот считает своим счастливым талисманом и не расстается с ней ни на миг.

А ты говоришь, "в-о-о-о-ю-ю-т"!


Сказ про кота, сепаров и основной инстинкт

Вчера я снова общался за рюмкой чая со своим другом Артёмом, вернувшимся из АТО.
-Ну ладно, а как вы вышли из Дебальцево, когда несмотря на ваше героическое сопротивление, сепары замкнули котёл?
Артём отчего-то развеселился.
-Вообще-то это военная тайна... Ну ладно, слушай.

Отпив горячего чайку, Артём улыбнулся воспоминаниям и продолжал:

В феврале, когда колорады уже взяли Логвино, наш взвод перекинули на северный участок плацдарма, чуть левее трассы Луганск-Артемовск. По трассе было не пройти, там сепары сидели крепко, единственный путь был полями. Только этот путь осложняла какая-то речка, хоть сама не широкая, но с болотистыми берегами, форсировать техникой нереально. Единственный на 10 километров мост был надежно прекрыт огневыми точками врага. Вообще, против наших неполных 2-х рот там было до батальона ваты с частями усиления из казаков и чеченов(это важно!). Атаковать нас они откровенно с...ли, вместо этого стремясь удушить окружением.

Когда с утра нам дали команду быть готовыми к вечеру идти на прорыв через сепаров, мы крепко задумались. На совещании взвода Кот был непривычно молчалив. Только в задумчивости гладил свою лампу. Прикидывали хоть так, хоть эдак, по всему выходило, что прорыв обойдется большой кровью для взвода. Уже было с хлопцами решили вечером атаковать рашкованов в лоб, когда Кот вдруг просветлел лицом и почему-то спросил у меня:
-Джонни(мой позывной), а ты помнишь ту бабушку-знахарку из Ольховатки?
-Ну да, Кот, помню конечно, она еще Лешему из задницы ВОГ доставала...
-Собирайся, едем к ней.
Ну я давно привык к своеобразной манере Кота и без лишних вопросов пошел заводить козла. Приехали в Ольховку, Кот о чем-то пошептался с колдуньей, получил от нее кулек с какой-то травой и так же храня театральное молчание, мы вернулись обратно.

Кот переоделся в трофейную горку, нацепил на голову какой-то треух и дал мне команду взять РПК для прикрытия, если что. Мы пошли к мосту, за которым стоял сепарский блокпост. Я с пулеметом укрылся за сугробом, а Кот пошёл не скрываясь к сепарам. От напряжения мой палец на спусковом курке побелел. Ветер доносил от моста обрывки фраз. За последний месяц постоянных боёв мы все не мылись, что тут говорить про бритьё? Вот и Кот обзавелся пышной чёрной бородой. Пользуясь этим обстоятельством, Кот с фальшивым чеченским акцентом объяснил тупым ватникам, что его зовут Муса и он возвращается из разведки. Самое смешное, ему поверили и пропустили.


Прождал я в засаде Кота несколько часов. После обеда тем же путем он чрезвычайно довольный вернулся обратно, собрал взвод и приказал к восемнадцати тридцати быть готовыми пройти прямо через боевые порядки сепаров. На все наши недоумённые возгласы он ответил просто "Сами всё увидите". Мы верили своему командиру и не сомневались в нём. Хоть и страшно было очень, но ровно в 18.30 наш взвод двинулся походной колонной через сепарский мост.

Нас никто не пытался остановить, не прозвучало не единого выстрела. Вокруг, сколько хватало глаза, как подснежники на талом снегу с голыми жопами сидели рашкованы, мучимые жестоким поносом. На позеленевших рожах врагов читалась мука и покорность судьбе. Враг был сломлен, ср..л весь ихний батальон. Это было так нелепо, что мы даже не стреляли по ним, только шутили обидно, кидались снежками с брони и плевались сливовыми косточками(в Дебале был большой консервный завод). Один Кот со своей всегдашней керосиновой лампой подмышкой был невозмутим. За нашим взводом таким же образом и вся группировка без боя вышла из Дебальцевского котла через мост у безымянной речки- как верблюд через игольное ушко. Взорвали мост сапёры, шедшие последними.

Так что же произошло? А все просто. Наглый как кот Кот каким-то образом пробрался на полевую кухню сепаров и подсыпал в общий котёл траву, которая оказалась народным средством простив запора. Короче говоря, мощнейшим слабительным. Сепары отужинали в 18.00 а уже через десяток минут их где застал там и обездвижил основной инстинкт. На какое-то время батальон просто перестал существовать. Единственной мыслью врага было не обоср..ть штаны.

Вот так мы и вышли из окружения. Все лавры присвоил 128-й комбриг а настоящему герою, нашему взводному, за смекалку дали только 10 дней отпуска. Кот от этого отпуска отказался, он не может отдыхать пока россияне топчат родную землю и гибнут побратимы.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments